Происшествия12 июля 2021 13:00

Дело Контрабаева — Черноусова: судебные заседания завязли в допросе свидетелей

В Туле продолжается судебный процесс по делу против экс-министра информатизации Артура Контрабаева и бизнесмена Алексея Черноусова, обвиняемых в растрате 68 млн рублей. Свидетели утверждают, что РИСЗ существует!
Дело Контрабаева — Черноусова: судебные заседания завязли в допросе свидетелей.

Дело Контрабаева — Черноусова: судебные заседания завязли в допросе свидетелей.

Фото: материалы пресс-служб

Свидетели утверждают

В уголовном деле 146 томов. И это не предел.

Второй месяц ведутся допросы свидетелей со стороны обвинения - уже более двух десятков человек, а если быть точнее – 21 свидетель. Среди них и те, кто имел непосредственное отношение к процессу приемки работ заказчиком — Минздравом Тульской области, и те, кто в дальнейшем обслуживал и развивал систему до последнего времени, и те, кто непосредственно пользовался ей все эти годы — врачи и системные администраторы конкретных лечебных учреждений региона.

Однако в их словах совершенно очевидно звучит подтверждение информации, что РИСЗ действительно принималась комиссией в 2013 году, а впоследствии обслуживалась на протяжении нескольких лет «Смарт Дельта Системс», согласно другим конкурсно заключенным контрактам.

Более того, региональная информационная система здравоохранения официально сертифицирована, что также подтверждает факт ее уникальности и уж тем более - факт существования.

Но обо всем по порядку

5-6 июля на судебных заседаниях были допрошены IT-специалисты нескольких больниц, врачи, а также представители Минздрава и департамента информационной безопасности.

При этом еще перед началом слушаний по делу обвиняемые дали четкие пояснения, почему и по какому графику РИСЗ запускалась в регионе, почему далеко не во всех лечебных учреждениях одновременно и в одинаковом техническом объеме.

Именно исходя из этих пояснений подсудимые и их защита выражали протест в отношении допроса некоторых из вызванных в эти дни свидетелей. Однако суд протесты отклонил.

Так, Сергей Андросов, работавший в 2013-2015 годах главным специалистом по информационно-техническому обеспечению ГУЗ ТО «Тульская областная клиническая больница», утверждал, что РИСЗ начала устанавливаться лишь летом 2014 года под названием «Инфоклиника», а обслуживанием и обучением персонала занимался ГАУ ТО «Центр информационных технологий».

При этом непосредственно в Облбольнице с 2000 года существовала своя собственная информационная система, которая с постепенным внедрением РИСЗ так же постепенно должна была выходить из обращения. Безусловно, что в ходе внедрения новой системы возникали различные ошибки, которые оперативно устранялись разработчиком, совершенствовался функционал — то есть шло явное совершенствование программного обеспечения.

Почему в ТОКБ установка даже самых первых модулей не проходила одновременно с другими больницами, пояснил Артур Контрабаев. Дело в том, что изначально предполагалось оставить областную клиническую больницу на самый последний этап как раз из-за наличия в ней собственной хорошо действующей медицинской инфосистемы (МИС). Поэтому по контракту 2013 года в ней никаких работ не предполагалось.

Также Андросов вспомнил, что он совместно с другими медицинскими работниками Тульской области участвовал в создании технического задания на РИСЗ. Многие его пожелания туда вошли, и вообще техническое задание было полным и качественным, отметил он, отвечая на вопросы защиты и прокурора.

Главный специалист по информационным технологиям горбольницы № 1 (ныне ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д. Я. Ваныкина») Александр Михайлов рассказал, что в его лечебном учреждении до внедрения РИСЗ, начавшегося в 2013-м году, тоже существовала собственная МИС сторонней разработки («ТрастМед»).

При этом он настойчиво подчеркивал, что был участником приемки-сдачи работ первого «неудачного» контракта с таганрогским «МедоТрейд», которых, по его словам, просто «не пустили» в регион. А первый модуль РИСЗ, позволявший осуществлять в том числе дистанционную запись на прием к врачам, появился в больнице даже раньше, чем был заключен контракт на создание региональной системы. Парадоксально, но факт. По его мнению, обычно вначале выбирается МИС, а уж потом под нее покупается необходимое «железо» и периферия. В случае же с РИСЗ было все наоборот — поставки техники начались чуть ли еще не в 2012 году, что на самом деле выглядит более логичным – иначе куда же устанавливать РИЗС, если компьютеров еще не будет в больницах?

Дальнейший период внедрения в больнице Региональной информационной системы Михайлов охарактеризовал как «тестирование длиной в три года» и предположил, что разработчик «делал все по-живому». На начальном этапе установки РИСЗ была готова лишь на 30 % максимум от его ожиданий, оценил он.

Михайлов показал, что ему известно о том факте, что приемка работ по контракту 2013 года была разбита на 3 этапа и он присутствовал только на 1-м из них. Им было сделано порядка 10 замечаний по работе первого компонента системы, из которых лишь часть нашла отображение в протоколе к акту. Поэтому, когда спустя какое-то время ему позвонили из ЦИТ и попросили подписать итоговый, 3-й акт приемки, он категорически отказался. То есть из всего пакета документов он завизировал лишь один - первый протокол.

Вместе с тем, свидетель признал, что последующие компоненты РИСЗ внедрялись в больнице на протяжении 2013-2017 годов, хотя и в таком же «незавершенном виде», что постоянно приходилось их совершенствовать и «работать тестировщиками».

Эти слова не расходились с пояснениями Артура Контрабаева: горбольница № 1 в свое время входила в число тех лечебных учреждений, где РИСЗ в полном объеме внедрялась второй очередью (вне контракта 2013 года) — то есть как раз целенаправленно с возможностью практического тестирования с целью доработки.

Свидетель Владимир Кондрашов, работавший в период 2013-2014 гг. руководителем отдела фармацевтической деятельности Министерства здравоохранения Тульской области, по существу дела пояснил, что не был в свое время знаком ни с содержанием вышеуказанного госконтракта, ни с техническим заданием по нему. Вместе с тем, на одной из приемок, проходившей в здании правительства Тульской области, он присутствовал, даже пытался у кого-нибудь выяснить подробности ТЗ, однако конкретного ответа не добился, из чего на тот момент решил, что это и не приемка вовсе, а просто презентация программного продукта. Тем более что на начало мероприятия он опоздал, «пришел уже после обеда» и вступительных пояснительных речей, переклички комиссии слышать никак не мог.

Объяснить же факт появления его подписи на последней странице акта свидетель мог лишь формулировкой, что «возможно, подписал их в стопке среди других документов впоследствии».

Следующим свидетелем выступал хирург ГУЗ ТО «Городская больница № 3» Дмитрий Молчанов, который также подтвердил, что в мае 2013 года присутствовал на мероприятии в здании правительства Тульской области, однако расценил его как банальную презентацию новой электронной программы. Потому как был командирован на него главврачом, скорее всего, «просто для галочки». Соответственно, особого внимания всему процессу не уделял и мало помнит какое-либо детали. Да, был ведущий, который расписывал достоинства нового программного обеспечения. Да, вроде бы демонстрировались, по его мнению, какие-то слайды или ролики..., а может, и показывалась программа в действии, он точно не помнит.

Единственное, в чем уверен, что по окончании всего расписался в каких-то документах напротив своей фамилии, считая, что просто фиксирует сам факт своего нахождения на мероприятии от лица больницы. Причем выяснился интересный факт. Оказывается, по словам Молчанова, следователь показал ему на допросе какие-то копии актов, на которых, видимо, из-за качества свидетель не мог точно утверждать, что подпись его. Однако при предъявлении ему оригиналов в ходе судебного заседания Молчанов уверенно заявил, что это его собственноручные подписи, чем опроверг попытки обвинения доказать наличие подделок. Такая же ситуация сложилась и с рядом ранее допрошенных свидетелей.

Гораздо больше запомнилось, как персонал лечебного учреждения обучали на специальных курсах уже специалисты ГАУ ТО «ЦИТ». Поначалу персоналу, особенно пожилому, очень не нравилось внедрение в работу каких-либо информационных систем — люди привыкли работать по старинке, с бумажкой и ручкой. Особенно тяжело было работать с системой, когда она только появилась. По признанию свидетеля, он даже был вынужден уволиться из поликлиники при горбольнице и перейти окончательно работать в стационар. Но технический прогресс где-то в конце 2014 года настиг его и там.

Впрочем, сейчас, по прошествии стольких лет, по признанию Дмитрия Молчанова, конкретный модуль, так называемый «Стационар», которым он в основном и пользовался, оказался очень хорошим подспорьем в работе. Да и вся система РИСЗ — настоящая находка для врачей, ибо позволяет получать полноту данных о пациенте — его диагнозы и обследования в других лечебных учреждениях, результаты анализов, назначенные процедуры.

Врач-офтальмолог Елена Трушкина, работавшая в ГУЗ «Щекинская районная больница» (до слияния — и в детской больнице) в период 2013-2014 гг., также подтвердила, что была на каком-то мероприятии в здании правительства региона, куда была направлена своим главврачом. И тоже восприняла его как нечто несерьезное. Даже ушла после первого же перерыва.

Поскольку все это в больнице еще не было внедрено, интереса рассказываемое и показываемое не вызвало. Вопросов задавать тоже, соответственно, было не о чем. То, что происходит акт приемки работ по созданию РИСЗ, она и предположить не могла, а факт подписи в конце акта, скорее всего,следствие случайного визирования среди потока внутрибольничных документов.

Ничто не стоит на месте — переход от бумажного документооборота в работе врача к электронному был неизбежен. Другое дело, что все на местах пытались его по возможности «оттянуть», однако пришлось и на обучение ездить в Тулу, и постепенно осваивать все новые и новые модули информационной системы, которые стали появляться уже в начале 2013 года.

Сказать, новый ли продукт РИСЗ или старый, невозможно. Просто не с чем сравнивать, да и вообще, по мнению Трушечкиной, РИСЗ и первый из установленных тогда еще модулей («Инфоклиника») - это одно и то же.

Вместе с тем, приведенные защитой данные говорят, что на момент подписания третьего акта по приемке работ в 2013 году в поликлинику при больнице уже было записано через РИСЗ более 35 тысяч человек при помощи первого модуля РИСЗ («Электронная регистратура»). Эти данные предоставлены Минздравом ТО.

Последний свидетель серии допросов, Алексей Захаров, на тот момент директор департамента информационной безопасности и информатизации администрации Тульской области, по существу дела мог рассказать и подавно минимум. То, что в регионе создается РИСЗ, он знал приблизительно с 2013 года, однако отношения к этому процессу, в общем-то, не имел никакого.

Действительно, муниципальные и региональные информационные системы должны проходить аттестацию, но это сейчас. А до 2015 года их работа регламентировалась совсем другими условиями. Да к тому же процесс этот находится вне юрисдикции его департамента.

С другой стороны, отвечая на вопрос защиты, могла ли быть аттестована несуществующая информационная система, уверенно ответил, что нет, ибо без наличия самой системы невозможно провести какую-либо оценку и проверку. Это же логично! А у РИСЗ аттестат есть.

Кратко о сути

Напомним, что предъявляемая к растрате сумма средств была выделена из бюджета Тульской области на создание региональной информационной системы здравоохранения (РИСЗ). Следствие полагает, что под видом новой программы тульские больницы получили программный продукт 15-летней давности, а деньги фигуранты дела присвоили. Подсудимым грозит до десяти лет лишения свободы.

Обвинение основывается на выводах экспертизы столичных специалистов, которая указала, что стоимость работ по созданию Региональной информационной системы здравоохранения Тульской области составила ноль рублей ноль копеек. Иными словами, эксперты заключили, что программа не была создана вовсе.

Однако сторона защиты утверждает, что РИСЗ для тульского здравоохранения была создана, как и принято в науке, с использованием ранее сделанных наработок и технологий, и является одной из лучших в стране. Тем более парадоксально на этом фоне выглядит тот факт, что система уже успешно работает больше 8 лет и ей пользуются как врачи, так и обычные жители региона.

Два дня судебных заседаний резюмировал адвокат Олег Никуленко:

- Были допрошены свидетели, которые непосредственно пользовались РИСЗ - врачи, IT-специалисты. И каждый из них неизменно сообщает суду, что система была создана, в их учреждениях был установлен целый набор модулей, которые должны были быть внедрены в определенные сроки в соответствии с техзаданием контракта, которое предусматривало три этапа внедрения, либо внедрение шло второй очередью силами ГАУ ТО ЦИТ и к контракту со «Смарт Дельта Системс» не относилось.

На сегодняшний момент допрошено большое число людей, и суду должно быть отчетливо виден факт существования РИСЗ. Защита Черноусова, со своей стороны, будет поддерживать любое исследование доказательств по факту дела. С каждым новым таким доказательством у нас появляются дополнительные основания говорить о том, что событие преступления отсутствует.

Что касается особого внимания обвинения непосредственно к актам приемки-сдачи работ по контракту, то, вероятно, это вызвано тем фактом, что в ходе предварительного следствия было якобы выявлено несколько недостоверных подписей членов комиссии, что на суде этими же членами комиссии опровергается. Однако предмет доказательств в суде в нашем случае — исполнение самого контракта: имеется ли результат, пользуются продуктом или нет. А он объективно есть.