Звезды7 июня 2021 15:31

Карен Шахназаров: времена тщеславия я уже пережил

Российский сценарист и режиссер представил тулякам свою знаменитую ремастированную картину «Курьер» и ответил на вопросы зрителей
Карен Шахназаров: времена тщеславия я уже пережил

Карен Шахназаров: времена тщеславия я уже пережил

Фото: Игорь КОПЫТОВ

Кинозал ДК Ясной Поляны был полон. Пришедшие на встречу поклонники активно уточняли детали съемок картины, позицию режиссера относительно современных политических процессов в стране и мире, интересовались творческими планами.

- Когда вы снимали «Курьера», чувствовали ли, что поучится культовый фильм для нескольких поколений?

- Насколько ни парадоксальным это кажется сегодня, тогда я об этом даже не задумывался. Я вообще это слово не люблю. Вот, скажите, можно считать романы Толстого или Достоевского культовыми? Я так не считаю.

В сознании режиссеров моего поколения тогда не было подобных вещей. Мы снимали в Союзе и просто знали, что любой наш фильм увидят как минимум полмира. И это стимулировало снимать качественно, на достойном уровне. Для меня всегда было важнее поймать чувство, что именно тот или иной фильм надо снять. А уж его дальнейшая судьба не столь важна. Хотя, 50 миллионов зрителей — а именно столько в свое время посмотрели «Курьера» - это много даже по советским меркам.

Жизнь показала, что тема, поднятая в картине, актуальна даже сегодня. И несмотря на то, что у кино очень, на мой взгляд, короткий век, интерес к фильму держится до сих пор. Я пережил времена тщеславия. Но мне это очень приятно. Это важно для меня, потому что когда частичка твоих мыслей передается другим, невозможно быть отстраненным. Но все же я прекрасно понимаю, что ни что не вечно — придут новые книги, новые фильмы...

- Когда вы писали повесть, что вас вдохновило? Почему вы захотели затронуть именно такую тему?

- Я писал ее в какой-то степени от безысходности. На тот момент моя первая серьезная картина не имела никакого успеха, да еще и цензура много порезала. Начал еще один фильм снимать, но его закрыли. В общем, не складывалось на тот момент у меня ничего в кино. Были мысли заняться чем-то другим. И вот в этот момент родилась повесть. Практически случайно. Опубликована она была, по моему мнению, тоже случайно. Но вдруг оказалась очень успешной. Мне писали свои отклики тысячи людей, прочитавших ее в журнале «Огонек». И вот это меня окрылило по-настоящему. Я тогда снял «Мы из джаза», следом «Зимний вечер в Гаграх»...

А «Курьера» я даже экранизировать не собирался. Это тоже вышло совершенно случайно. Ко мне обратился мой товарищ, тоже режиссер Андрей Эшпай, которому понравилась повесть. Он попросил у меня разрешения снять по ней фильм на Киностудии имени Горького, где тогда работал. Я согласился и снарядил ему в помощь для проработки сценария Александра Бородянского, моего постоянного соавтора. Но на студии Горького картину не пропустили по идеологическим причинам, сославшись на то, что главный герой какой-то не советский. У меня же тогда был перерыв в съемках. Бородянский предложил, чтобы хорошему сценарию не пропадать, попробовать предложить его «Мосфильму». И нам повезло. Случилось так, что накануне в первый раз выступил Горбачев. Он тогда еще не объявил Перестройку, но «мотивы» перемен уже прозвучали. И мы просто попали в эту «волну».

Кстати, это была первая картина, где у меня ничего не вырезала цензура.

Так что в кино, как и в искусстве в целом, много случайностей, стечения обстоятельств.

- В последнее время появляется много новых фильмов о войне, которые снимают молодые режиссеры, не видевшие ее. А у вас нет планов снять что-то тоже военно-эпическое?

- Вообще-то я три картины сделал о войне. Одну как режиссер - «Белый тигр», в других был продюсером, сценаристом. Так что я свой долг в этом плане выполнил. Вполне возможно, что когда-нибудь и еще сниму. Но сейчас не до того.

Сейчас я заканчиваю картину, к которой сам написал сценарий. Называется она «Владивосток». Фильм о современной молодежи, о том, что ее сейчас волнует. Выйти на экраны он должен уже нынешней осенью. Быть может, удастся привезти ее к вам. Тогда еще раз увидимся.

КультураИнтересное