Общество8 апреля 2021 10:21

Как туляки космонавтов на Марс отправляли

Это история о тульских умельцах, достойных наследниках легендарного мастера Левши, современных инженерах, которые и блоху, наверное, подковали бы, а вместо этого помогли человечеству осуществить еще один грандиозный эксперимент, связанный с космосом
В память об участии в проекте "Марс-500" на территории предприятия установлен "инопланетный" посадочный модуль.

В память об участии в проекте "Марс-500" на территории предприятия установлен "инопланетный" посадочный модуль.

Фото: Игорь КОПЫТОВ

3 июня 2010 года в Институте медико-биологических проблем РАН в Москве состоялось событие мирового масштаба - стартовал уникальный международный экспериментальный проект «Марс-500». Шестеро «космонавтов» погрузились в изолированные от окружающей среды модули-имитаторы настоящей космической станции на 520 дней, покинув замкнутое пространство только в ноябре 2011 года.

Целью эксперимента было изучить психологические проблемы, возникающие в течение длительного космического полета: сможет ли человек выдержать один и тот же вид вокруг, видеть одни и те же лица?

В проекте «Марс-500» участвовали шесть добровольцев: командир Алексей Ситнев, врач Сухроб Камолов и исследователь Александр Смолеевский из России, а также иностранцы — бортинженер француз Роман Шарль, исследователи китаец Ванг Юэ и итальянец Диего Урбина. Экипаж отбирали из нескольких тысяч кандидатов.

"Марс-500".

В комплексе было предусмотрено четыре модуля — жилой, технический, складской, посадочный, а также имитатор поверхности Марса — помещение с песчаным полом, подсветкой, имитацией марсианского неба. Комплекс воссоздавал все условия марсианской экспедиции, за исключением невесомости.

А сделали это техническое чудо тульские умельцы из малого инженерно-производственного предприятия.

Случайная встреча

- Вообще в программу «Марс-500» мы попали, на мой взгляд, достаточно случайно, - рассказывает Александр Дмитриев, генеральный директор ЗАО «Миус». - Мы тогда уже занимались электротермическим оборудованием и промышленной автоматизацией. Присутствовали со своим стендом на очередной столичной выставке «Высокие технологии». К нам подошел парень и, представившись от института медико-биологических проблем, где еще во времена Королева начинался эксперимент по адаптации человека к долгому нахождению в космосе, предложил помочь в восстановлении давно заброшенных модулей.

Мы согласились: а что же — интересно ведь!

Директор ЗАО "Миус" Александр Дмитриев.

Фото: Игорь КОПЫТОВ

Как сейчас помню, собрались на первом совещании шишки какие-то, мы среди них просто затерялись. Но я провел презентацию наших возможностей, и на следующий раз к нам было уже совсем другое отношение — нам настойчиво предложили заняться модернизацией проекта. Так, еще в 2004 году мы подписали первые договора по отработке аспектов жизнеобеспечения.

А дальше закипела работа. Те модули, что остались с предыдущего проекта, были просто в ужасном состоянии — они несколько десятков лет были заброшены, техническое оснащение их было, так что без слез не взглянешь. Ни о каких компьютерах речь вообще не шла. Так что пришлось нам просто напросто практически все, что там было — в этих огромных институтских ангарах — выкинуть и заново создать все модули — и жилой, и спускаемого аппарата, и медицинский, и хозяйственный. Чтобы все оказалось, как надо, потребовалась даже перепланировка самого здания.

"Марс-500".

В полной готовности

Туляки заменили в модулях все оборудование на современное. Самый большой и важный модуль делали в Туле. Для этого пришлось возводить на территории предприятия новый ангар — размеры космического тренажера превышали 20 метров в длину и 4 в диаметре. После того как строительство модуля было окончено, его разобрали и по частям привезли в Москву, где снова уже окончательно собрали в ИМБП.

Был создан и современный командный наблюдательный пункт. Оттуда ученые института следили за жизнью марсонавтов с видеокамер. Ведь главная задача была - изучение параметров психофизиологических данных испытателей. Вся информация с мониторов командного пункта направлялась в Центр управления полетами в Королеве.

Был даже предусмотрен «эффект задержки» в связи с модулем. От земной орбиты до орбиты Красной планеты отправленный сигнал связи доходил только через 40 минут. А с 50 по 497 день радиосвязь между экипажем и ЦУПом и вовсе проходила в виде текстовых сообщений, как если бы полет состоялся на самом деле.

- Понятное дело, что сразу на полтора года с лишним дней людей запирать в тренажере не стали. Надо было доработать технические в том числе нюансы, - продолжает Александр Дмитриев. - Сначала был двухнедельный эксперимент, потом стосуточный, оба они показали все недостатки и огрехи. А вот финальные 520 суток обошлись без нештатных ситуаций. Хотя у нас всегда на территории предприятия стояла полностью готовая на срочный выезд машина и дежурная бригада. Два часа пути максимум — и мы в Москве.

В имитаторе предыдущего поколения все системы жизнеобеспечения были, как на самом деле положено — внутри. Так что, если что-то ломалось, экипаж не справлялся, и эксперимент прекращался. Мы же расположили все снаружи, чтобы был всегда легкий доступ для ремонтников.

Все системы жизнеобеспечения - контроль состава воздуха, давления и так далее — пришлось создавать с нуля. Главное требование: чтобы никакого соприкосновения между внешней и внутренней атмосферой. Рециклируемая система водоснабжения. Все словно в настоящих условиях космоса.

Система пожаротушения потребовала смонтировать внутренние электросети с пониженным напряжением, что тоже внесло свои дополнительные сложности — не все оборудование было готово к работе в таких условиях. Приходилось изобретать новое.

Десятки, а то и сотни километров кабелей - информационная система, видеонаблюдение практически за каждым уголком модулей...

Почти половина коллектива предприятия работала на проект. Хорошо, что нам предоставили возможность жить недельными вахтами прямо на территории института.

"Марс-500".

Натуральное дерево и никакого интернета

Внутренний интерьер туляками был создан не, как у космического корабля, вне пришлось отделать натуральным деревом.

- Были очень жесткие ограничения по химии — никаких пластмасс, могущих выделить опасные соединения, никаких ДСП. Другое дело, что пожарная безопасность заставила нас пропитать каждую дощечку спецсоставами, - рассказывает Александр Дмитриев. - Как это не парадоксально, но металл для эксперимента тоже не подходил. Когда демонтировали старые модули, то столкнулись с проблемой микроорганизмов, размножившихся в них с годами — встречались листы нержавейки, реально сожранные поселившимися на них колониями бактерий.

Так что в плане отделки получилось не совсем правда, но ведь в конечном итоге, смысл эксперимента был не в том, чтобы создать максимально приближенную к полету в космос окружающую действительность. А в том, чтобы проверить, насколько совместим экипаж на протяжении долгого времени в замкнутом пространстве.

Кстати, большую психологическую нагрузку для современного экипажа несло отсутствие сети интернет. Это было категорическим условием эксперимента. Да, какая-то слабенькая интрасеть между центром управления полетом и модулем была, но без выхода в глобальную Паутину.

"Марс-500".

Для каждого свои выводы

Эксперимент прошел успешно. Оборудование, собранное туляками, не подвело ни разу за все 520 дней, нештатных ситуаций (кроме заранее запланированных) не возникало. На членах экипажа, кроме психологии, отрабатывалось также космическое питание от германского разработчика. По результатам эксперимента было защищено порядка полусотни диссертаций — как российскими учеными, так и за рубежом.

- Что «Марс-500» дал лично нам? Ну, кроме коммерческой составляющей, научил, что такое очень серьезная степень ответственности. Это был международный проект, и быть виноватым в его провале, не хотелось никому, - признается Александр Дмитриев. - И мы с честью выдержали испытание! А еще, благодаря проекту, на предприятии родилась преемственность поколений. Закаленные такой работой молодежь сейчас сформировала новую перспективную команду.

«Марс-500» был знаковым явлением в российской космонавтике. Подобные эксперименты несколько раз пытались проводиться на базе тульского макета еще не раз, но уже не складывалось. В основным, по финансовым причинам. По некоторым данным, сейчас на той же технической базе организован проект «Сириус», связанный с полетом на Луну. Хотя, по признанию Александра Дмитриева, с тех пор все компьютеры безнадежно устарели, требуется их категорическая замена. Поручат ли реконструкцию опять тулякам, увы, неизвестно.

"Марс-500".