2018-08-03T14:05:11+03:00

Коренная москвичка променяла столицу на одинокую жизнь в тульской глубинке

Женщина готовится встретить третью зиму в парнике, кормится с огорода и разводит коз. А до ближайшей цивилизации скачет верхом на лошади
Поделиться:
Комментарии: comments97
Фото: Алексей ФОКИНФото: Алексей ФОКИН
Изменить размер текста:

Село Никольское Куркинского района. Его и на карте найти сложно, не то что вживую. Про подобные населенные пункты говорят «край географии». Неудивительно, что числится в нем всего один человек — Елена Кунина.

Фото: Алексей ФОКИН

Фото: Алексей ФОКИН

Коренная москвичка переселилась сюда по собственной воле 14 лет назад. Газ, свет, водопровод и прочие блага городской жизни остались в прошлом. Воду таскает из родника, пищу готовит на костре. Электричество провели несколько недель назад.

Вокруг только бескрайние поля

Для того чтобы добраться до села из Тулы, нам пришлось ехать больше двух с половиной часов. Места здесь не тронутые цивилизацией. Трава скрывает машину. Под ее колесами – бездорожье. В грязь и слякоть сюда пути заказаны.

Село Никольское самое последнее в череде близлежащих к нему населенных пунктов. Вокруг еще четыре деревни. Раньше было село, так село, говорят местные. А теперь все разъехались. По словам Елены Куниной, последние соседи покинули населенный пункт в 2005 году. С тех пор в селе она живет одна. Постройки Елены Петровны стоят на отшибе. Вокруг только бескрайние поля.

«И косули, и кабаны захаживают»

- Добрались наконец? Ну проходите, - пригласила нас войти румяная хрупкая женщина с длинными волосами в сделанную своими руками беседку.

Фото: Алексей ФОКИН

Фото: Алексей ФОКИН

К нашему визиту Елена Петровна напекла оладьи из лука и муки, собрала яблоки и подала угощения к столу. А затем начала свой рассказ.

Фото: Алексей ФОКИН

Фото: Алексей ФОКИН

Оказалось, до переезда в глубинку женщина жила в Москве, работала в штабе МЧС. Когда Елена Кунина вместе с сыном решила кардинально поменять жизнь, ей было 48 лет. Сыну — 20. Переехали, как она признается позже, из-за проблем со здоровьем.

- Мы болели с сыном. Врач районной поликлиники сказал, чтобы мы уехали на свежий воздух. Ягоды, козье молоко... Сын с 5 до 18 лет был инвалидом детства по почкам. Он постоянно проводил время в больницах. Дети развлекались, ездили в лагеря, спортивные секции, а он в больнице. Потом его ровесники с девочками начали дружить, а он все в больнице, - вспоминает женщина. - Через год жизни на чистом воздухе сыну сняли инвалидность. А вскоре он уехал в Москву.

Оставшись одна, женщина продолжила вести крестьянскую жизнь. Пилила и колола дрова, не хуже мужчины. До ближайшей деревни скакала на лошади.

Фото: Алексей ФОКИН

Фото: Алексей ФОКИН

Пока беседовали с Еленой Петровной, в веранду шмыгнула кошка. На минуту она замерла, а затем прыгнула на лавку рядом с хозяйкой.

- Маленькая, зато самодостаточная, - поймав наши взгляды, заметила женщина.

- А вы не боитесь здесь одна? - интересуемся.

- Меня все об этом спрашивают. И косули, и кабаны захаживают... Боюсь, конечно. А что делать? - отвечает Елена Петровна.

«Было панически страшно зимовать в парнике»

Два года назад у Елены Куниной случилось несчастье: сгорел дом.

- 12 января произошел пожар. Что-то вдруг задымилось. Я дым почувствовала и выбежала из дома. Дверь открылась, кислород зашел внутрь, и все вспыхнуло. Я три дня была в шоке, - говорит со слезами на глазах Елена Петровна. - Дом догорает, а я думаю про себя, как же мне теперь быть. Кругом лежит снег, вокруг людей нет. Некуда идти. Телефон разряжен. СМС-ку стала посылать, думаю, хоть бы ушла. Попросила человека привезти на снегоходе коробок спичек, чтобы костер разжечь.

Фото: Алексей ФОКИН

Фото: Алексей ФОКИН

Оказавшись без крыши над головой, Елена Кунина стала ночевать в парнике. Чтобы согреться, тепло одевалась и укрывалась пятью одеялами. Все-таки температуру временное укрытие не держит.

- Минус 40 градусов было в первую зиму. Обувь не сохла, носки я на животе грела. Было холодно. Тогда я поняла, что надо строить дом. Больше я так жить не хочу. Но за лето он так и не построился. И мне было панически страшно зимовать в парнике снова. А деваться некуда. Сгруппировалась и пережила. Наступает третья зима, но я уже не боюсь. Может успею дом построить, а может и нет. Уже неважно, - размышляет москвичка.

Сейчас новый дом возведен наполовину. Его строительством Елена Петровна занимается сама. Помогают ей в этом знакомые за некоторую сумму денег.

- Не каждого можно позвать. Кто не пьет, кто делает не абы как, а добросовестно. Поэтому дом строится два года и может быть не построится в этом году, - рассказывает женщина. - Упирается все в деньги.

«Мечтала прокатиться на тройке»

Но Елена Петровна не унывает и продолжает вести свое хозяйство. У нее огород, 11 коз, утки, лошадь, жеребенок. Еще один готовится к появлению на свет.

Фото: Алексей ФОКИН

Фото: Алексей ФОКИН

- Лошадь была мечтой детства. Кто-то мечтает о канареечках, попугайчиках, таксах, а я с детства хотела лошадь. Потому что однажды мечтала прокатиться на тройке, - улыбается Елена Петровна. - Вы проезжали речку Птань. Недалеко от нее я беру воду в большом роднике. Набираю воду в пятилитровки, нагружаю на лошадь и сама на нее сажусь и притаскиваю сюда.

- Почтальон к вам ходит? – спрашиваем.

- Нет, конечно. Я сажусь на лошадь и скачу на почту 7 км. Пенсия идет на сберкнижку. Я ее раз в год снимаю. В магазин хожу крайне редко, - отмечает единственная жительница села Никольское. - Покупаю муку, масло, сахар, соль. На зиму заготавливаю компоты, соленья. Вместо хлеба – картошка или лепешки с луком и мукой. На огороде в основном помидоры выращиваю. Я их очень люблю. Рассада только своя. «Бычье сердце» когда-то было бычьим. А теперь стало Никольским. И вам рекомендую от ГМО уходить.

В общем, на свою жизнь Елена Петровна не жалуется.

- Конечно, тяжело, одиноко. Но я не теряю надежду, что люди приедут, и село оживет, - заключает Елена Кунина.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также