2016-08-24T02:39:46+03:00

Отчет об июньском походе, Никодимка – Кожозеро – Кожа. Продолжение

Наш читатель из Архангельска, бывалый путешественник и рыболов продолжает рассказывать о своем походе [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments17
Никодимка. Июль 2010.Никодимка. Июль 2010.Фото: Валерий ПОНОМАРЁВ

Два профессора РАН, отмеченные сединами, наградами и званиями, решили тряхнуть стариной и скатиться, как в юности бывало, по Никодимке и дальше. Нашим практически маршрутом. Дело было летом, 25 июля, и на весь поход друзья отвели себе 15-16 дней. Да и, правда, зачем же больше? Вполне себе достаточно.

Шли на катамаране, продуктов только-только, в обрез. Ну, чтоб не тащить на себе лишнего. Всё бы да ничего, но случилась в тот год засуха. Никодимка обмелела, пересохла так, что превратилась из приличной реки в дорогу, вымощённую не желтым кирпичом, конечно, как в сказке, а булыжником и валунами, величиной – по словам путешественников, – с холодильник.

Они вышли к Кожеезерскому монастырю только через 33 дня, когда все их давно уже потеряли. Усталые, голодные, но живые. В обители, у паломников, по счастью, нашелся спутниковый телефон, с помощью которого удалось дозвониться до родственников наших робинзонов. Такая вот быль, нам, местным аборигенам, известная. О ней писали газеты в 2011 году.

«Ходили по этому маршруту лет 15 назад в составе детской группы «Азимут». Река «Никодимка», была сущим адом, катамараны тащили на себе практически всю реку», – комментарий к предыдущему посту одного из гостей. И это, правда, он знает, о чём говорит. Никодимка – да-а-леко не подарок. Не стоит забывать об этом, если вдруг соберётесь в те удивительные края.

А нам повезло. Мы, во время движения, наблюдали исключительно высокий уровень воды в реках. Ребята, не раз ходившие этим маршрутом, говорили: вода стоит такая, что сложные участки, по которым им когда-то, буквально волоком, пришлось тащить катамаран по обсохшему каменистому руслу, мы, в отличие, пролетели, даже не заметив. Однако, все большие красивые пороги, на которые рассчитывали, на которые надеялись, оказались настолько полноводными, мощными, что посмотрев на них вблизи, мы решили не рисковать здоровьем. Отказались от их прохождения. Так бывает.  Где-то потеряешь, где-то найдёшь.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Завалы, завалы… Написал один из гостей: «Судя по количеству спиленных бревен в заломе, тропа довольно нахожена, народу много ходит».

У меня не сложилось такое впечатление. Большинство завалов лежит в среднем течении Никодимки, где река, оставив позади шиверы и порожки, сужается и крутит бесконечные петли. Пропилившись в одном месте, отправив брёвна по течению, мы автоматически оформляем новый завал, только ниже.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Судите сами, как далеко уплывёт это бревно?

Такие вот, «облагороженные» пилой и топором стволы, совместно с «дикими», год от года и  строят  завалы, создавая обманчивое впечатление активного прохождения туристических групп. Но, на самом деле, за последнее время, – по словам работников рыборазводного хозяйства на Коже, через которых идёт весь поток любителей сплава, – наблюдается существенное снижение посещаемости.

Боже ты мой! И чего мы только с ней не делали! С этой рыбой! Варили уху, жарили на тяжелой чугунной сковороде филе ломтиками, кусочки с косточками, обваляв в муке и просто в кипящем растительном масле. Готовили её на рожне – на палочках возле самого огня. Запекали на углях в фольге, под майонезом «Провансаль» с луком и лаврушкой, засыпав какими-то специями. А всё это на костре! А с настоящим дымком! Каждый день! Наш поход  превратился в один замечательный  рыбный день. Что может быть лучше?

Вот она, щука. Сколько же их было? Средний размер пусть и невелик – полтора, два, редко три килограмма. Но зато, что меня приятно удивляло – её скорость и ярость (не побоюсь слова) при атаке на блесну. Она вела себя, в желании уничтожить добычу, быстро, эффективно и без шансов. Видимо, жизнь на перекатах, в условиях мощного течения, научила хищника выживать за счёт стремительности действий. Ну и вела она себя при вываживании достойно, показывая всю свою нерастраченную силу. В озёрах щуки совсем не такие. Заторможенные.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Нередко ловили с берега, останавливаясь в интересных местах, обязательно во время стоянок, или, вот как здесь, прямо на ходу.

И ведь не сказать, чтоб нас преследовало изобилие рыбы. Чтобы как в сказке: «закинул старик невод, три раза», и, вот, на тебе, – «Здрасте, золотая рыбка»! Нет, рыбы было не сказать, чтоб очень много, но вполне себе достаточно, чтобы накормить шесть, изрядно изголодавшихся, под  вечер, мужиков.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Хариус. Достойная добыча. Вообще, хариус «кушает» всё: и воблеры, и колебалки – зависит от размера рыбы. Этот купился на вертушечку.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Окуни. Их практически с первого дня, стали именовать «бэтменами». По имени известного киношного персонажа. Почему? Не знаю. Может, потому что тоже вызывают улыбку.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Опять щука попалась. Размер – съедобный.

А таких малышей, обижать ни к чему. Зачем? Какой в них прок? Пусть лучше дальше растут и множатся.

Рыбацкая избушка. Здесь, совсем недалеко, лежит  Кожозеро.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Кожозеро. Полдень. Семь километров поперёк – от Никодимки к Коже. Штиль, редкие облака,  тростники на песчаных отмелях, прозрачная вода, валуны по берегам, выходы скальных пород языками в озеро, растрёпанные сосны корнями вцепившиеся в тяжелый серый гранит.

Под вечер налетел ветер, принёс нам тёмные тучи и дождь с перерывами. То моросит, то льёт. Сидим по палаткам, выглядываем наружу. Моросит.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Стоянка на берегу озера.

А через сутки – снова в путь. Первые пороги реки Кожи: Мельничий, Кривой, Падун. Те, что полегче – проходим, злые,– обносим.

Выходная шивера порога Падун.

Пробил камнем лодку. Клеил её недолго. В этом смысле ПВХ, очень удобный в работе материал. Пока клей на заплате подсыхал, пару раз закинул спиннинг, поймал две щуки. Ребята понесли их к катамарану. Вечером засолим. В тот день все хорошо отловились. Рыбы много. Только солить.

Шивера. Очередная.

Это и есть тот самый забор рыбзавода, где вылавливают для «дойки» икры сёмгу.

Петрович в комментах пишет: «… завал «забора» от лося — шанс семге на естественный нерест в симбиозе жемчужница-семга и на продолжение жизненного цикла. Когда-то жемчуг добывался пудами…»

Всё верно, единственно, знаю по рассказам – сёмга выше забора и присутствует и нерестится. Да и сам видел, как на расстоянии весла от лодки, маленькая норка, переплывая реку,  несла в зубах сёмужку, см. 15-20, не более. Переплыла и утащила её в кусты. Было это значительно выше забора. Что касается самого нереста, работники забора говорили, что в естественной среде выживает всего 10 процентов малька, в то время как у них до 60. Существенно, по-моему. Не зря стоит забор, в общем. Пусть стоит.

Такой он – забор. По нему ходят через всю реку к садкам.

Сёмга. Вполне себе приличная.

Сами садки. В них Рыба. Как в пионерском лагере: мальчики отдельно – девочки отдельно. Позднее, девочки отдадут икру, которую оплодотворят молокой самцов, и, на выходе, появится малёк, который будет расти в тепличных условиях рыбзавода, а потом выпущен, здесь же, практически дома.

Дождь. Я вышел пораньше. Катамаран имеет гораздо большую скорость, чем моя лодочка. Они меня догонят.

Снова Шурус. Жаль, фото не передаёт всей мощи этого порога.

Шивера, сразу за Шурусом.  Стоял бы и часами смотрел на силу воды и красоту этих мест.

 Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Фото: Артём ТЕНДРЯКОВ

Катамаран.

Хрупкий мир.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также